Романковцы на рубеже XVIII-XIX веков

Автор: admin

Представляем посетителям сайта любопытный исторический документ, касающийся с одной стороны истории села Романковцы Сокирянского района, а с другой стороны — харатеризующий отношения регулирования прав собственности в период перехода Бессарабии от турецкого господства в Российскую империю. Это исследовательское описание архивного дела № 80 «Об имении Станислава Гаджея в райе Хотинской — от 18 Апреля 1808 г. На 20 л. Это описание содержится в историческом труде И. Халипы «Описание архива Г.г. Сенаторов (российских), председательствовавших в диванах княжеств Молдавии и Валахии с 1808 по 1813 гг.» (Труды Бессарабской губернской ученой архивной комиссии. — Том 1. – Кишинев, 1900).

Две мельницы и дом в вотчине Романкоуцы, принадлежавшей ворнику Константину Гике, совершенно отобраны от фамилии Гаджиев, их выстроившей и долго арендовавшей. — Родоначальник, фамилии Хыждеу, ныне пользующийся громкою известностью в интеллигентных сферах Румынии, был и умер турком — магометанином.

Старожилы вотчины Романкоуц показали в 1808-м году, что на их памяти прибыл туда Гаджиу, устроил плотину и мельницу и владел ими до самой смерти своей. По смерти его владел всем сын его Станислав (Хасан), который, по прибытии туда немцев (надо полагать, во вторую екатерининскую войну с Турцией 1787 — 1791 гг.), «выкрестился» и продолжал владеть селением и всеми строениями; а по выступлении оттуда немцев, опасаясь, как выкрест, турецкого фанатизма — переправился за Днестр, в Россию, «оставив все имение и весь хлеб немолоченным». Когда турки вновь водворились, Станислав послал своего старшего сына для забратия хлеба; турки не стерпели этого шага и убили сына Станислава. В виду этого последний больше не являлся в имение и «все осталось под владением турецким, как хлеб пожатый так сеяный».

При смерти своей, Станислав Гаджиу вверил свое, гонимое магометанами, семейство попечению каменец-подольского дворянина с.с. Мрозовицкого, «мужа отлично достойного в том крае по своим правилам», а последний, через генерала Розенберга, друга С.С. Кушникова, возбудил пред последним ходатайство о возвращении фамилии Геждеев села Романкоуц. Дело российской подданной Татьяны, вдовы Хасана Хаджия (с ея сыном Лазарем), поступило в Диван, при чем представителем фамилии был Лазарь, подписывавшийся по польски: Lazar Hadziy.

В 1808-м году 30 апреля Диван рапортовал Кушникову. «Диван получил предложение Вашего Превосходительства…. о требуемых наследниками умершего Станислава Хаджиу (Хациу) двух мельницах, трех домах и одном саде, еще с того времени, как упомянутый Хаджий в жизни своей был турком, построенных на вотчине Романкоуцах в рае Хотинской, и по выходе онаго Хаджия в Россию где он и крестился, те постройки с садом остались под турецким владением, и ныне, по прошествии 14 лет упомянутые наследники требуют оные возвратить им во владение, яко оные построенные их отцом, Хаджием, к которым требуют еще они отдачи им и части земли из упомянутой вотчины для их пропитания, о чем Ваше Превосходительство изволите требовать уведомления о сем деле, следует ли отдать во владение упомянутым наследникам оное имение; а потому Диван с почтением доносит вашему Превосходительству, что та отчина по учинении наследования оказалась действительно Г-на Логофета Костакия Гики и отдать тех построек во владение наследников невозможно, ибо по земским законам все те постройки владетельному помещику оной вотчины принадлежат, где никогда ни наследники, ниже другие, по выходе их, таковых построек сделанных на чужой вотчине не могут более требовать во свое владение, хотя б упомянутый Хаджий и христианином был, когда их строил; а кольми паче когда Хаджий в то время был турок; ежели ж владетель вотчины примет их чтобы они владели, то сие остается на его воле, а суд противу земских законов не может владетеля принудить; но просителей суд посылал с нарочным от Дивана к упомянутому Г-ну Гаке и от него Г-на данный ответ сами просители расскажут изустно вашему Превосходительству». — Гика, в виду принятого Кушниковым участия в деле Хаджиев, изъявил согласие отдать в аренду последним их постройки на льготных условиях; но по истечении года совершенно вывел их из владения.

Примітки до матеріалу:

Даже своим названием этот труд И. Халиппы говорит о многом. В том числе, о том, что уже в 1807 году, то есть за 5 лет до Бухарестского мирного договора 1812 года территория Молдовы была под полным военным и административным контролем Российской империи – даже в Диване Молдовского княжества (государственный совет про Господаре Молдовы) председательствовали российские сенаторы.

Райя — административно-территориальная единица Османской империи.

Ворник — представитель господарской власти Молдовского княжества в городе, в чьи функции входило наблюдение за сбором налогов, выполнением горожанами повинностей и содержание господарских дворов.

Логофет (рум. — loqowat) — высший придворный боярский чин в Молдове 14-19 в.в. Логофет возглавлял канцелярию Господаря, был хранителем великой государственной печати, исполнял поручения хозяина, вел дипломатические переговоры, руководил боярским советом в отсутствие Господаря.

Российско-турецкая война 1787—1791 между Россией и Австрией, с одной стороны, и Османской империей – с другой стороны. Исходя из текста, в Романковцах в период войны стояли «немцы» – австрийские войска.

Кушников Сергей Сергеевич (1767—1839), представитель старинного русского дворянского рода. Воевал в составе Южной армии Г.А. Потемкина, с 1799 г. был адьютантом А.В. Суворова, участвовал в Итальянском и Швейцарском походах. По окончании войны назначен командиром Гренадерского Розенберга полка. В начале царствования Александра I по болезни перешел на гражданскую службу, сначала прокурором Берг-коллегии, затем московским вице-губернатором, с 1802 по 1804 — петербургским гражданским губернатором. В 1806 Кушникову повелено было присутствовать в Сенате с производством в тайные советники; с 17 февр. 1808 г. по 25 февр. 1810 г. был председательствующим в диванах Молдавии и Валахии, в Яссах (на картинке портрет Кушникова С.С., работы художника Тропинина В.А., 1828 г.)

В целом и коротко можно подчеркнуть следующую историческую информацию: приблизительно в середине 18-го века село турецкой властью было передано во владение турку Гаджиу или Гаджию. Он построил в селе плотину и мельницу. После его смерти владельцем села оставался его сын Хасан. Во время российско-турецкой войны войны 1787 — 1791 г. войска союзников выгнали из края турок, в Романковцах остались на постое австрийские солдаты. Хасан сориентировался и, чтобы сохранить собственность, окрестился в христианскую веру, стал Станиславом. Война завершилась победой российско-австрийских войск и подписанием Ясского мирного договора. После окончания боевых действий войска союзников ушли за Днестр, а в Северную Бессарабию вернулись турки. Хаджию пришлось также уйти за Днестр, поскольку турки не простили бы ему вероотступничества. В 1806 г. началась очередная российско-турецкая война, российские войска в том же году изгнали турок из Северной Бессарабии — на этот раз уже окончательно и навеки. Хаджий вернулся в Романковцы спустя какое-то время, но владельцем села уже был Логофет Молдавского княжества Гика. Вероятно, это был сначала Дмитрий (Дунитру) Гика из родсвенников бывшего Господаря Молдовы, поскольку именно он был, приблизительно в эти годы, логофетом. Можно предполанать, что он передал село в собственность или в аренду своему родственнику — ворнику Костакию Гике (Гику).

Документ для публикации предоставлен писателем, историком А.Мандзяком, расшифровка, перевод и примечания – администратор сайта.

Залиште свій коментар