Рушник вышивается, песня поется

Автор: admin

Мастерица вышивки Г.Я. Крыжанивська из Сокирян, как драгоценную реликвию, бережет прапрабабушкину вышитую сорочку, которой уже 215 лет.

Бывая в селах, собирая легенды и былины края, не раз приходилось слышать рассказы о вышитом рушнике, его красоте и силе. Конечно, много раз и сам дотрагивался руками до этого неповторимого чуда и непременного спутника нашей жизни. Но все равно, будто впервые, волнуюсь, когда вижу его на стене или в коллекциях рукотворных изделий у кого-то из мастериц. Сердце охватывает радость, и хочется сразу побеседовать, расспросить все о человеке, который создает и бережет эту красоту.

Вот и с Анной Яковлевной Крыжанивскою разговариваю о рушниках. У нее дома приходилось бывать не раз — там настоящий рай вышивки из ее творений иглой и нитью. Но на этот раз встретил ее в Сокирянском высшем профессиональном училище. В свои почти 76 лет она пришла сюда не за знаниями, а чтобы встретиться с молодежью, поведать юношам и девушкам секреты своего мастерства, рассказать о своей науке — беречь народные традиции.

Расстелила вышитое чудо на столе — и в зале сразу повеселело, стало солнечно и тепло, хотя за окном властвовала зима.

— Рушник, дети мои, — сказала с волнением в голосе, — от слов «руш», «вирушай» (двигайся, выдвигайся). Когда-то это был отрезок полотна, который мать давала в дальнюю дорогу кому-то из семьи. Заматывала у него буханку, чтобы голода и холода в дороге не ведал.

И этот кусочек полотна оберегал материнское чадо от любого несчастья. Не случайно о рушнике сегодня есть и стихи, и песни, и вышивка.

Немало рушников расшила разноцветными нитями Г. Я. Крыжанивська. Красота и радость на полотне, конечно же, пришли к ней не сразу. Перед этим ребенку, который рос в селе Кормань, около родителей, пришлось узнать от матери и своей бабушки Татьяны Ивановны Дикой, прожившей 111 лет и ставшей прапрабабушкою всего села (о ней имел возможность писать и автор этих строк), как рождается домотканное полотно, которое не просто было достать в сельской лавке или на базаре. Поэтому, приходилось самим выращивать коноплю (раньше было можно – прим. адм. сайта). Этим женщины занимались почти круглый год. Многому научилась и Анна Яковлевна. Она помнит, что в те далекие времена люди возле дома густо сеяли коноплю, чаще всего на меже, чтобы рушник их оберегал на границе со злом. Потом мамины и детские руки выдергивали пряжу, составляли в снопики и вымачивали в воде — кто в пруду, кто в запрудах рек, которые стекали вниз — к Днестру.

А за тем начиналась еще более трудоемкая работа по добыче конопляной нити. Вымоченную пряжу сушили, сбивали батальницей, протирали на терлице, расчесывали на гребенках. И только после этого полученное повисмо (пряжу) пряли и ткали из него рушники. Более толстая пряжа шла для рушников на стол, например под хлеб или мамалыгу, без которой не обходились ни в одной хате, а из хорошо вычесанного повисма — на полотенца в дорогу. Мастерица пересказывает рассказ бабушки, у которой сначала на рушниках были две солнечные полоски, чтобы жизнь-дорога были не печальными, а светлыми и радостными. Вышивать же цветными нитями стала позже, особенно захватило оно ее, когда в продаже появились нитки мулине. Бывало, садилась семья под соломенным домом на завалинку и каждый своим делом занимался: бабушка даже в свои немолодые лета лущила кукурузу, ее сын Иван, хотя давно уже был пенсионером, вязал рыболовецкие сетки, поскольку Днестр находился рядом и спрос на них возрастал, мама Оксана часто штопала какую-то одежину, а она, девушка-школьница, допекала их своим детским вышиванием. Игла то колется, то не там полотно протыкает, а как случалось, что завяжется узелок, девушка всех взрослых сзывала на помощь. Больше всего помогала бабушка Татьяна, она особенно хотела, что бы ребенок научился рукоделию и умела рушники или рубашки вышивать. Выполняла все ее прихоти, подсказывая, какой рисунок выбрать, где цвет который наложить, а временами и подправляла те первые работы.

Под такой домашней опекой Анна и не заметила, как научилась вышиванию. Цветочные рисунки все больше пленили ее, ей хотелось нарисовать нитями синее небо, бескрайнее поле, пестреющее ромашками и маками, показать цветущий сад за селом. Условий и возможностей для этого в то время, к сожалению, не было, поэтому девушка бралась за все понемногу: то салфетку какую-то вышьет, а то подушечку цветистым орнаментом украсит. За вышивание блузок или рушников взялась позже — очень непростым делом это было. Бабушка сразу заметила у внучки это увлечение, поэтому часто давала ей разные советы, а когда было время, вынимала из сундука праздничную рубашку и показывала девушке, как мастерски на ней сделана вышивка, как удачно подобрано краски, которые когда-то очень шли ей к лицу. «В этой красоте пробежали девичьи годы моей мамы. Смотрю и не верю, что и я в ней свою молодость провела…» — говорила старенькая и не забывала поучать, что в вышивке «всего в меру должно быть: и рисунка, и красок, и яркости».

А со временем, когда начала постоянно болеть, бабушка Татьяна передала эту драгоценную вещь из домотканного полотна в наследство дорогой внучке. Тогда же она и узнала, что такую красивую рубашку пошила и собственноручно вышила еще ее прапрабабуся Дарина, немало прожившая на свете.

Многие из сокирянцев, и не только они, знают об этом давнем подарке (писалось в газетах), поэтому, наведываясь в гости к мастерице, кое-кто непременно просит: «А покажите нам ту сорочку, что бабушка вам подарила».

Анна Яковлевна с радостью достает из сундука реликвию и удовлетворенно говорит: «Вот смотрите, как хорошо сохранилась. Бордовый цвет нитей только немного поблек от времени, а само изделие привлекательное и модное. Подумать только — рубашке этой уже 215 лет!»

Говорила об этом мастерица и на встрече с молодежью в профтехучилище. И, кажется, этим еще больше убедила молодых девушек в необходимости учиться вышивать и беречь наследство своих родителей, уважать своих предков, свой род. Кстати, именно этот бабушкин подарок заставил Г.Я. Крыжанивську по-настоящему заняться вышивкой. Говорит, что после этого стала больше интересоваться прошлым своего края, узнала, что вышивка у нас существует с прадавних времен. Дома, а потом и на работе, особенно, как дежурила в райвоенкомате, казалось, что целыми днями не выпускала иглы из рук. Заканчивала один узор — бралась за другой, а когда утомлялись глаза от цветов вышивки, откладывала ее и начинала плести из белых нитей ажурную сеточку для рушников и накидок.

Вышивала салфетки, дорожки и наволочки на подушки, а также скатерти и простыни, рубашки и даже юбки, которые до сих пор сохранились в ее домашней коллекции. Но больше всего у мастерицы все же рушников. Они разные — маленькие, большие, с плетеным узором, длиной — 2, 3, 5 метров. Одни вышиты ромбиками, квадратиками, другие — в ярких цветах. Очень полюбились ей розы на рушниках. Они большие и пышные, словно живые, сияют с полотна своей радостью и красотой.

— Рушник на Украине всегда был обязательной принадлежностью, украшением быта и своеобразным лицом жилья, а затем и хозяйки,- говорит Г.Я. Крыжанивська. Им встречали родных и гостей, рождение грудного ребенка, на рушник поднимали матицу на дом, а затем его дарили строителям. Может поэтому она собирала узоры для него, где только могла: в журналах, подруг-вышивальщиц, на выставках произведений народного искусства, на которых не раз демонстрировала свое творчество. А некоторые и сами придумывала, комбинировала с нескольких других рисунков.

За этой работой ночи проходили очень быстро, и она не жалела за отдыхом. Наоборот, чтобы не заснуть и не ошибиться в вишивке, тихонько напевала разные песни. За зиму-другую впомнила и выучила чуть ли не все спевки, услышанные от матери и бабушки. Особенно волнительными и, может, где-то поучительными были народные песни «Отдавала мать дочку на чужую сториночку», «Там, где Ятрань круто вьется» и прочие. Это особенно пригодилось ей позже, когда стала активной участницей художественной самодеятельности и выступала перед зрителями в районном доме культуры и перед сельскими тружениками.

Из любопытства спросил, сколько же это тех рушников вышила женщина за свою творческую жизнь. Она сказала, что не знает, а потом прибавила: «Наверное, больше сотни будет. Если учесть среднюю их длину, то выйдет, что около 300 метров полотна расшила мастерица своими умелыми руками. Всех таких рукотворных изделий будет полный сундук. Но она некогда вышивки не продавала, а полотенца всегда дарила к счастью, на судьбу: дочурке Раисе, сестре Елене, внуку Роману, правнучке Валерии, племянницы Олесе, другим родственникам, друзьям и знакомым в Вашковцах, Романковцах, Селище.

Как-то проводилась в районе встреча передовиков сельскохозяйственного производства, на которой присутствовали друзья по соревнованию из Рязанской области России. Мастерица вышивки демонстрировала им свои работы и подарила россиянам один из рушников, на котором красовались ее любимые розы. Гости искренне благодарили ей за удивительную красоту и в свою очередь вручили женщине скульптурную фигурку своего известного на весь мир земляка-поэта Сергея Есенина. Тот подарок мастерица хранит у себя дома, украшенный полотенцами.

Как-то отдыхала в Яремче, где познакомилась с хорошей женщиной из Киева. Когда прощалась, вручила ей на память рушник с украинской вышивкой. Со временем, у той подруги были зарубежные гости, и она подарила им на радость произведение буковинской мастерицы. Поехал рушник в Австрию… А потом подарки от нее еще везли в Румынию, Италию и в другие уголки мира.

Неутомимая хранительница украинской народной вышивки воссоздала на полотне не только красоту природы, частичку своей жизни, судьбу Буковинского края, а и некоторые волнующие моменты из истории страны, в которой еще недавно жила. Ее работы, которые не раз побывали на городских, районных и областных выставках народного творчества, теперь сохраняются в ее домашней коллекции и всегда, когда нужно, находятся на виду у жителей Сокирян. Это, в частности, и серия разных орденов. Среди них наиболее памятным считает орден «Победа», который вышила на рушнике еще к 30-летию Победы над захватчиками и Великой Отечественной войне 1941-1945 годов.

Гордится ветеран и еще одним своим произведением, которое смастерила в 1980 году, когда в Москве проходили ХХІІ Олимпийские игры. Ей удалось вышить рушник, на котором была нанесена эмблема незабвенной Олимпиады, огонь которой прошел и по буковинской дороге.

Г.Я. Крыжанивська любит повторять, что рушник — это песня на полотне. Все же, несмотря на возраст, который, кажется, ее не затрагивает (вот только здоровье уже не то), она еще иногда посещает ветеранский хоровой коллектив «Доля», что действует при отделении социально-трудовой и медицинской реабилитации. Разучивает новые песни, выступает на сцене. В свое время была одной из наиболее активных участниц самодеятельного народного театра районного дома культуры, где с успехом играла драматические роли. А не так давно выступала в роли цыганки Рубины — одной из героинь театрализованного действа «Сокирянские вечерницы» в постановке клуба ветеранов «Вечорниці». Молодые и уже зрелые люди вглядывались в ее моложавое лицо, рассматривали цветистую цыганскую одежду, которой она самая себе обшила, ряды ожерелий и цветастый платок на голове, и не могли поверить своим глазам: женщина-актриса будто только сошла с экранов известного многосерийного телесериала, который и теперь продолжается на телевидении. Благодарили ветерана-умелицу за воспроизведенный образ и желали, чтобы она и дальше создавала красоту и радость, жила много лет и прибавляла своим творчеством и трудолюбием воодушевления и уверенности в жизни всем современникам.

…В небольшом, но уютном домике, где живет Анна Яковлевна Крыжанивська, всегда много цветов. В этом царстве отметила замечательная мастерица 76 лет своей жизни. Пусть будет оно для нее радостным и счастливым, ведь рядом столько красоты! Она улыбается с рушников, подушек, накидок, многих других маленьких и больших изделий. И среди этого разнообразного чуда мастерица в вышитой рубашке — настоящая волшебница. Годы ее не старят, а цветы прибавляют радости и воодушевления.

Александр Чорный, член Национального союза журналистов Украины (тел. 097-523-7298).

На авторском фото: мастерица вышивки Г.Я. Крыжанивська с драгоценным сокровищем от прапрабабушки – с вышитой рубашкой, которой 215 лет.

Залиште свій коментар