Село Братанивка

Автор: admin

Как это нелегко подниматься с насиженных мест, искать себе новое поселение, когда уже прожиты годы… Невеликим утешением можно считать разве что, когда новое пристанище находится где-то недалеко, или и совсем рядом.

Для выходцев из села Молодово, в котором первые поселенцы появились в незапамятные времена, именно такой спасательной лодочкой сталиа земли Братанивки.

Очевидцы рассказывали, что в 1927 году наводнение на Днестре совершенно неожиданно подступило к их беззащитному селу, лежавшему в низовье реки. Солнце, сиявшее по летнему и пьянящие травы, враз закрыли густые черные тучи, где-то за горой заклокотал гром и нахлынула туча, с которой пошел проливной дождь. Казалось, что небо прорвало и вода лилась свыше непрестанно, а мутные потоки уже сметали на своем пути все подряд. Они несли с собой целые дома с соломенными крышами, деревянные мельницы, уносили людей и скот. Кто успевал и был помладше, забирался на безопасные места, цеплялся за деревья и молил Бог о спасении.

Стихия разрушила тогда много жилья, а земли сстали непригодными к растениеводству. Дивом уцелевшие хозяева уже не имели ничего, и поэтому были вынужден куда-то переселяться. Но же куда? К счастью, совсем рядом, вверху над берегом, были незаселенные земли, но они принадлежали богатому румынскому собственнику Братияну. В то ошеломляющее для людей время он, как это не удивительно, не загордился, а смиловался над пострадальцами от стихии: помог личными средствами и распорядился выделить им землю под застройку возле старого лесного урочища Площа.

Свой первый бурдей (землянку) на новом месте возвела семья Гаврилы Гуцула, поэтому это поле на горбу до недавнего времени называли Гаврилковым. Затем вышел на холм разоренный тучей его брат Михаил с сыновьями и большая семья Онуфрия Подлесного: Николай, Дьордий (Георгий), Мария, Килына, Иван. Братья дружно взялись за работу, соорудили небольшие дома из лампача.

Поселилась здесь и большая семья Банарей, в которой было шестеро дочерей и двое сыновей. Сухая каменистая земля резала ноги, в отдельных местах она еще долго не родила, но поселенцы радовались, что и такая досталась. Ухаживали за ней, как могли, а в грозные года Великой Отечественной войны отсюда отправлялись на фронт. Глава семьи Василий Петрович вместе с такими же, как сам, гнал врага уже за пределами Украины и вернулся в родную усадьбу живым. Однако вскоре заболел и умер. Жене Марии Ивановне пришлось самой воспитывать и ставить на ноги детей.

Рассказывали, что в поле ее можно было видеть постоянно. Жих, жих… — вгрызался в стебли на знойном поле ее серп… Складывала нажатое у кучки, а когда доводилось распрямить спину, видела заботливо связанные и составленные снопики. Это делала ее наименьшая дочурка Евгения. В глазах мамочки она очень рано повзрослела. «Теперь дети беды не знают. Лишь бы и не знали они ее… — говорила уже позже М.И. Банар, и в ее старых глазах теплилась радость. Таки ощутила она в своем селе свободную жизнь, всей семьей вступили в колхоз, а со временем синовей своих — Ивана и Василия, с фронтовых дорог встретила. У Василия, бывшего отважного пулеметчика, на груди сверкали боевые награды — орден Слави ІІІ степени, медаль «За взятие Будапешта»… Со временем он стал лучшим кузнецом в селе, а Иван трудился на разных роботах и везде все приводил в порядок, по-хлеборобски.

Ну, а сестры? Они тоже не искали легкой работы. Поле — это была их прочитанная-перечитанная, но всегда интересная книга жизни. Сеяли, растили и собирали густые урожаи. А чтобы было дружнее, перешли как-то все шестеро в звено к дочке Василия — Анне. Молодая, энергичная, она вдохновляла их на еще более упорную работу, на плодотворные достижения. И, если изначально собирали по 250-300 центнеров сахарной свеклы с гектара, позднее получали их на приднестровских каменистых холмах и по 350-380 центнеров с гектара. Слава о трудолюбивом коллективе разошлась далеко за пределы села. Орден «Знак почета» стал заслуженной наградой и звеньевой, и всем ее подругам по работе.

Немало в Братанивке трудолюбивых и уважаемых семей. Многие из них — переселенцы, выходцы из Молодового, поскольку люди вынуждены были переселяться сюда еще раз — уже в начале 80-х годов прошлого столетия, когда выяснилось, что их родное село подпадало под затопление Днестровским водохранилищем. В этот разу, однако они уже получили готовые дома, сооруженные на средства государства, и начали их обживать. Кое-кто поздже и сам возводил здесь жилье и также становился членом небольшой, но дружной сельской семьи. За некоторое время выросло около 50 жилищ, на когда-то безлюдном и безымянном месте зазеленели деревья, зазвенела голосами детей ровная и вымощенная камнем улица. Ее называли улицей новоселов и дружбы.

Пришельцы работали в местном колхозе — в поле и на ферме, в тракторной бригаде, находили себе работу в бригаде известянщиков, которые разрабатывали неподалеку небольшое месторождение.

Жили дружно, без зависти и сетований на трудности. Возможно поэтому, когда-то в те года или несколько ранее, старое название села «Братиянивка» постепенно начало забываться и люди все чаще говорили по-новому: «Братанивка».

Что ж, возможно, это наилучшее название и вместе с тем благоадрность селу, которое скромно и по-человечески искренно, дало пристанище и теплоту людям, нуждавшимся в нем в трудное для них жизненное время.

Публикация по книге А. Чорного и А. Мандзяка “Сокирянська бистрина”.

Перевод на русский язык и фотоиллюстрации села – сайт «Сокирянщина».

Залиште свій коментар