Село Молодово веками жило «на мамонтах»

Автор: admin

Теперь здесь проблескивает на солнце широкий и глубокий плес Днестровского водохранилища, которое протянулось вверх по руслу реки более чем на 200 километров и имеет ширину свыше 800 метров. Но еще 30-40 лет назад было иначе: между скалистыми берегами неслись к морю воды Днестра, а в глубокой котловине его жило своей тихой жизнью необычное село. С любопытством и волнением спускался сюда — к самому Днестру, узенькой и крутой полевой дорогой через урочище Сокира, чтобы написать материал для районной газеты о его неутомимых жителях, которым в связи со строительством ГЭС и необходимостью создания водохранилища надлежало переселяться, поскольку село подлежало затоплению.

Помню, встречало нас Молодово в сизом утреннем тумане, который окутывал весь каньон Днестра, и брало в объятия какой-то таинственностью, скромностью и невзрачным трудолюбием. Одним боком село жалось к правому скалистому берегу реки и, казалось, что некогда не просыпается от своего векового сна, а вторым затрагивало днестровскую воду и где-то там, на своей восточной окраине, отзывалось гоготом гусей и мычанием коров. Люди здесь всегда с раннего утра были в работе, хлопотали возле своих усадеб, выращивали в местном колхозе им. Дзержинского (в то время) помидоры и огурцы, другие овощи, присматривали за плантациями табака, который давал едва ли ли не самые большие доходы, а над берегом, где было просторно и солнечно, сияли и собирали густые урожаи пшеницы, кукурузы и даже сахарной свеклы.

Здесь - внизу, под водами нынешнего Днестровского водохранилища, когда-то было село Молодово (фото сайта)

В своем старом блокноте нашел записи о топонимике села: это уже упоминавшаяся Сокира, Байлова Рыпа, Полыванив Яр, Голый Щовб, Ялова ричка, Селищанский Яр… Когда все ближе подступали сроки вынужденного затопления поселения, запомнилось оно мне дряхлыми дубовыми воротами, которые были раскрыты и притягивали к себе взгляд каждого приезжего коричневато-ржавым видом и густыми бороздками старости их тесанного дерева, печальными пустыми хатами в центре, низеньким балконом сельсовета, который заворожено смотрел своими зоркими глазками у воды Днестра, и рассказом о своей жизни самой старшей жительницы Анастасии Григорьевны Сплавник, которая в свои 90 лет никак не могла поверить, что ей и всем людям настало время бросать обжитое место, потому что селу надо … умирать.

И это был не мираж, а суровая реальность времени. Люди, кто чем мог, неохотно перевозились из села наверх, главным образом в соседнее селу Братановка, а под горой, на новом исследовательском участке все еще колдовали археологи. Под руководством известного в научных кругах и, кажется, самого родного в селе человека профессора, доктора исторических наук Александра Панкратовича Черныша, который много лет возглавлял Днестровскую палеолитическую экспедицию Института общественных наук АН Украины, они выискивали под землею новые культурные горизонты, и стремились успеть собрать все вековечные сокровища наших пращуров, чтобы со временем наука могла пролить свет на здешнее прошлое. На лице у каждого из исследователей проглядывала заинтересованность и озабоченность, поскольку их руководитель годами не переставал всем доказывать, что здесь, на этих молодовских окраинах, ступала нога нашего древнейшего предка — человека древнего каменного века.

Во время беседы журналистов О.Д. Черного и В.Г. Пожоджука с руководителем археологической экспедиции, работавшей в Молодовом - доктором исторических наук О.П. Чернышом (второй слева) и археологом С.И. Накельським, 1978 г. Фото из архива автора.

 

Это очень волновало всех, вызвало невероятную заинтересованность к здешним вековым захоронениям. Молодежь и селяне в возрасте, даже дедушки и бабушки оставляли все и наведывались к археологам в раскоп, чтобы самим, как говорится, собственными глазами заглянуть в свое прошлое и узнать что-то новенькое из последних перед затоплением раскопок.

Встреча со студентами-археологами на берегах Днестра, 1980 г. Фото из архива автора.

 

В один из летних дней профессор согласился и нам показать объект исследования. Мы шли узенькой тропинкой, тянувшейся выше берега. Солнце стояло в зените и было весьма жарко. Но этого, кажется, никто не замечал, поскольку думалось о прошлом, о встрече с нашими необыкновенными предшественниками.

Вдруг откуда не возьмись набежала тучка, за ней еще большая. Выше по Днестру пошел густой теплый дождь.

— Ну вот и хорошо, — отложив в сторону фотоаппарат, сказал руководитель экспедиции. — В раскоп пойдем, как просохнет, а сейчас давайте — в палатку. Сегодня студенты приготовили довольно вкусный суп — из костей мамонта.

Догадываясь, что в этой шутке кроется глубокое содержание, мы охотно согласились. А немного спустя, с любопытством слушали рассказы опытного археолога о том, что в седой древности мамонты и в самом деле ходили по нашей приднестровской земле. Во время археологических раскопок экспедиция профессора О.П. Черныша не раз наталкивалась на их останки. Особо ценной находкой оказалось овальное жилье из костей этих исполинских животных, относящееся к временам так называемой мустьерской культуры, т.е. археологической культуры среднего палеолита — того периода давнего каменного века, когда жили неандертальцы.

В раскопе на стоянке Молодово І. Фото из архива автора.

 

Музыкальные инструменты, типа сопилки. Из книги О.П. Черныша

В Молодовом, где находятся памятники мирового значения — Молодово-І и Молодово-V, которые, как нам рассказывали, являются эталонными для изучения развития человека каменного века, осуществлены одни из наибольших на территории Восточной Европы раскопок. Научные поиски проводились здесь 20 лет — с 1960-го до 1980-го, а на стоянке Молодово І их осуществляли вплоть до 1985 года, до окончательного затопления.

Жатва археологов была особо богатой. Данные свидетельствуют о том, что на многослойной стоянке Молодово V открыто останки двенадцати разновременных поселений на глубине от 0,4 до 12 м от поверхности. Поднято до 100 тысяч керамических изделий, многочисленные изделия из костей и рога. Это, в частности, кирки, гарпуны, статуэтки, серия жезлов, многочисленные фаунистические останки. Собраны также 23 вида ископаемой фауны, выявлены остатки жилых сооружений.

Научные работники считают, что эпохальным для Молодового был 1959 год, когда здесь на глубине свыше 10 м от поверхности на площади 210 м2 впервые в мировой практике на открытом поселении неандертальцев были выявлены и детально исследованы останки долгодействующего жилья овальной формы, края которого были обложены черепами, бивнями, лопатками и большими трубчатыми костями мамонтов. Внутри помещения на площади 40 м2 были сосредоточены обломки свыше 20-ти тысяч кремневых изделий.

Это открытие очень быстро стало известно во многих странах Европы, поскольку результаты были опубликованы на английском и французском языках в ведущих европейских изданиях, что неплохо подняло их престиж. Данные о мустьерских жилых сооружениях на обоих указанных стоянках содержатся в многочисленных работах о палеолите, во многих энциклопедических изданиях.

В это буковинское село приезжали десятки ученых с мировым именем, а с 1954 года на памятниках палеолита долины Днестра постоянно работал геологический отряд Комиссии по изучению четвертичного периода АН СССР под руководством И.К. Ивановой. И все же больше всех полевых троп в селе истоптал О.П. Черныш. Под его руководством работали разные специалисты: археологи, геологи, сотрудники Тернопольского областного краеведческого и Львовского исторического музеев, Каменец-Подольского исторического музея-заповедника, студенты. Вообще экспедиция была комплексной, она вела широкомасштабные раскопки и это давало возможность видеть широкую панораму жизни и трудовой деятельности людей древнего каменного века, лучше выявлять тайны, скрытые веками.

В конце-концов прояснилось, с неба снова ярко сияло солнце, и мы вскоре спускались земляными ступенями в раскоп. Через какой-то миг над головой уже виднелся только клочок синего неба, поскольку раскопки проводились на глубине 10 метров.

— Вот здесь и жил древний человек,- говорил О.П. Черныш и показывал большую, более чем 1200 квадратных метров площадь раскопок. На стене, граничащей со ступенями, заметили тоненькую углистую тропинку.

— За чем это нужно? — спросили у руководителя экспедиции. Он прищурил глаза, осматривая объект, и сказал: «Это свидетельство древних пожаров. Очевидно, люди использовали их для охоты на зверей».

Заворожено рассматривали экспонаты этого своеобразного музея в подземелье. В одном месте лежали массивные рога зубра. Исследователи впервые натолкнулись на них предыдущим летом во время своей «археологической жатвы». Немного дальше видели кости мамонта — лопатки, предлинные клыки, имевшие с полтора метра, челюсти. А в противоположном уголке лежало большое количество костей. Мы не знали, что это, и археологи поведали: это был пищевой амбар здешних поселенцев.

На новом исследуемом участке этого года перед затоплением выявлены остатки жилых сооружений из конечностей мамонтов, остатки костров, кремневые орудия, остатки охотничьего оружия; кости тех же мамонтов, коней, оленей. Трогали их и невольно стыли от удивления, поскольку несколько десятков тысяч лет назад эти вещи, вероятно, держала рука нашего предка, человека каменного века.

И давняя экскурсия стала для меня захватывающим зрелищем, замечательным уроком по истории древности, а для научных работников это была обычная работа и богатейший материал для осуществления анализов и новых открытий.

О своих впечатлениях я не раз рассказывал в местной печати, а однажды о находках на берегу Днестра, в частности, о доисторическом здании из костей мамонта, которое было стоянкой первобытного человека, написал даже в еженедельник «Неделя», выходивший в Москве, в качестве приложения к центральной газете «Известия» (№ 43 от 22-28 октября 1979 г.). К сожалению, материал тогда прилично подсократили, поскольку газета, вероятно, не очень хотела сенсаций. Однако, как показало время, вести о молодовском открытии ширились не только по территории бывшего СССР, а и далеко за его пределами. О них появилось много публикаций в печати, вышли монографии и научные книги. Немало своих работ опубликовал палеонтолог О.П. Черныш, его перу принадлежит, в частности, книги: «Палеолитическая стоянка Молодово V (1960), «Ранний и средний палеолит Приднестровья» (Наука, М., 1965), «Молодово І. Уникальное мустьерское поселение на Среднем Днестре» (Наука, М.,1982), много его статей вышло в коллективных монографиях.

Реконструкция жилища первобытного человека в Молодово

 

Одну из своих последних книг о сокровищах над Днестром профессор прислал в подарок и мне. Много интересного и познавательного почерпнул из нее о незабываемом и старинном Молодово. Например, узнал, что исследованиями здесь (Молодово І) окончательно установлено наличие у мустьерцев жилстроительства — из костей мамонта они сооружали жилища типа яранги. У них существовали разные типы жилых сооружений: долговременные — наподобие яранги и сезонные — на весну, лето или осень. Причем, эти сооружения не были одиночными, а состояли из групп жилья. Уже тогда пространство между ними использовалось рационально: в одних местах были жилища на длительное время, в другие временные и своеобразные мастерские — участки, где обрабатывали кремень.

На многих экспонатах из подземелья выявлено «проявления творчества» тогдашнего человека, в частности, на костях мамонтов и других животных были следы обрезки кремневым орудием, линии и насечки. Возможно, мустьерцы уже тогда умели не только строить, а и считать, и этими насечками что-то обозначали. Да и как же, по словам научных работников, можно было сооружать жилье, расставляя одинаковое количество предметов на тех первых «домах», не умея вести подсчеты?..

Кроме этого, интересно узнать, что первобытный человек уже вероятно имел представление об искусстве. Для нас это звучит удивительно, но давайте взглянем, что писал сам исследователь О.П. Черныш в своем археологическом отчете «Территория Подністров’я в эпоху палеолита», опубликованном ныне и в Интернете (www.antropos.org.ua).Он отмечает, что «исследованиями многослойных памятников на Днестре выявлены новые материалы для освещения проблемы происхождения искусства, времени его возникновения, характерных проявлений». И дальше повествует, что на стоянке Молодово І найдено (вообразить только!) три свирели из рога оленя. Подобное изделие выявлено также на стоянке Молодово V (абсолютное время — свыше 17 тыс. лет).

Свирель наших «каменных предков» имеет семь поперечных отверстий, продольный и глухой конец, а также следы поперечного обвязывания. По утверждениям автора, предмет «способен воссоздавать серию звуков, которые могут составить мелодию». Таким образом, сам научный работник считает, что упомянутое изделие из молодовского подземелья не было средством для передачи информации или для приманивания, а настоящим музыкальным инструментом. Эти древнейшие музыкальные инструменты типа свирели можно увидеть на картинках из указанного выше источника.

Завершая свои раздумья по поводу незабываемого Молодового, можно бы порадоваться его древности, мудрости и молодости духа. И когда думаешь, что над всеми этими материальными и духовными сокровищами стоит непреодолимая сила воды, что она навсегда затопила и похоронила неоценимые памятники древней цивилизации, сознание окутывает грусть и становится досадно. Сколько же всего еще можно было узнать от Молодового и его окраин, юность и молодая сила которых лежат… в каменном периоде?

Александр Чорный, член Национального союза журналистов Украины.

Фотографии и рисунки можно увеличить кликом мышки

Залиште свій коментар