Славянские святилища на среднем Днестре і в бассейне Прута

Автор: admin

Тимощук Б.А., Русанова И.П.

 

Святилища играли существенную роль в жизни славян-язычников не только как места молений и жертвоприношений, но и как общественные центры, объединяющие население всей округи. В различных местах восточнославянских земель раскопано несколько святилищ, которые, несмотря на различия в деталях, характеризуются общими чертами: у них небольшие округлые площадки, окруженные рвом, где горели огни, в центре площадки стоял идол [1, с. 261–263]. Кроме того, известны городища-святилища с такими же круглыми площадками (иногда с возвышением в середине), окруженными одним или двумя концентрическими валами [2, с. 57–64]. Эти городища-святилища не раскапывались, конструкция их валов и рвов неизвестна. Шурфами, заложенными на их площадках, установлено, что на городищах нет культурного слоя, и только по материалам окружающих поселений и могильников они могут датироваться IX–XI вв. Несколько новых святилищ открыто в последние годы на территории Северной Буковины. Некоторые из них уже опубликованы [3, с. 82–93], сведения о других приводятся в данной статье.

 

При сплошном обследовании территории между Средним Днестром и Прутом в пределах Черновицкой и отчасти Ивано-Франковской области были выявлены скопления-гнезда поселений VIII-XI вв. Гнезда состоят из нескольких селищ и имеют свои объединяющие центры, которыми служили городища-убежища или городища и селища с относительно развитым ремесленным производством. Каждое гнездо поселений, по-видимому, имело и свой культовый центр. Такими центрами могли быть общие для всего населения могильники (например, курганные могильники в Черновском и Горишнешеровецком гнездах) [4, с. 166, 188–190] или городища-убежища, которые в мирное время выполняли сложные общественные функции. На этих городищах, не имевших стационарных жилищ, располагались грунтовые могильники (в Белевском и Ревнянском гнездах), и на площадках городищ вдоль валов были построены длинные общественные дома, где исполнялись, вероятно, и религиозные обряды [3, с. 121–129; 4, с. 155–158, 168, 183-184]. Наряду с такими культовыми местами в состав ряда гнезд входили и специально устроенные, отделенные от других памятников языческие святилища. Святилища в основном открыты в тех гнездах, где не было городищ-убежищ, что подтверждает мысль об осуществлении убежищами и культовых функций.

 

Около с. Кулешовка Сокирянского р-на Черновицкой обл. находится гнездо поселений, включающее пять селищ, большое окруженное валом городище, на площади которого обнаружены полуземляночные жилища с печами-каменками и остатки железоделательного ремесла, и городище-святилище (рис. 1, I). Святилище расположено на высоком мысе (высота около 80 м), образованном крутыми берегами Днестра и впадающего в него ручья, в ур. Паланка. На оконечности мыса, обращенного к востоку, находится маленькая круглая в плане площадка диаметром 8 м. Площадка слегка повышается в центре и окружена кольцевым ровиком, в настоящее время частично заплывшим. С напольной стороны ее дугообразно ограждают пять линий валов и рвов, между которыми остаются горизонтальные площадки. Ширина всей системы валов и рвов около 70 м, т. е. она во много раз превышает диаметр центральной площадки (рис. 1, II; 2).

В 1982 г. три вала и два рва городища были перерезаны траншеями. Оказалось, что первый вал, непосредственно примыкающий к центральной площадке, имел первоначальную высоту 0,4–0,5 и ширину около 9 м (рис. 1, III). На его плоской вершине находилось углубление (до 20 см при ширине около 3 м), дно которого было прокалено, и на нем лежали угли, куски обожженного дерева, кальцинированные кости животных, обломки древнерусской посуды X–XI вв. со следами вторичного обжига, обожженные камни. Такой же состав находок обнаружен на дне первого рва, окружавшего центральную площадку. Этот ров имел незначительную глубину (0,6 м) и плоское дно, выложенное камнями. Одновременно с первым был сооружен и второй вал городища. Но он имел не плоскую, а заостренную вершину, в его насыпи не обнаружено никаких конструкций, найдены лишь обломки лепной славянской посуды.

Городище продолжало функционировать и позднее, в XII в. В это время на первом валу, на месте более древнего кострища, перекрытого толстым слоем обожженной глины, была построена деревянная стена. От нее сохранилась канавка шириной и глубиной около 20 см, заполненная углем и кусками глиняной обмазки с отпечатками бревен (рис. 1, III). По-видимому, стена была сложена из горизонтально положенных бревен, обмазанных глиной. Среди остатков этой стены найдена керамика XII в. Такая же керамика и угли лежали во рву, расположенном между первым и вторым валами. На плоском дне этого неглубокого рва (его глубина 0,5 и ширина 2,5 м) была выложена кладка из плоских камней шириной 1,6 м (рис. 3).

Третий вал городища (его современная высота 0,9, ширина 6–8 м), как и первый, имеет плоскую вершину шириной 4 м. На ней обнаружены остатки каменной вымостки шириной 1,2 м. На каменной площадке лежали угли, насыпь вала под ней была сильно прожжена. Этот вал, по-видимому, также был насыпан во второй период существования городища: в его внешнем рву найдены обломки посуды XII в., а под насыпью вала на древней дневной поверхности обнаружена керамика типа Луки Райковецкой.

Расположение Кулешовского городища на высоком месте, обращенном в сторону восходящего солнца, удаленность от источников воды, необычайно маленькая и круглая площадка городища, непригодная для постоянной жизни, сложная система его валов и рвов, не имевших оборонительного значения (низкие уплощенные валы и неглубокие рвы с плоским дном), места для разжигания огня на валах и во рвах – все это придает городищу своеобразный характер и позволяет считать его святилищем[1].

Близкое по конструкции городище-святилище открыто у с. Бабин Кельменецкого р-на Черновицкой обл., в ур. Говда. Оно занимает каменистый останец, резко выделяющийся среди ровного плато высокого берега Днестра (рис. 4, 1; 5, 1). Круглая вершина останца диаметром 7 м ограждена неглубоким (0,5 м) и нешироким (2 м) ровиком, теперь почти полностью заплывшим, но все же в нем видны какие-то полукруглые расширения по направлению к центральной площадке. С напольной стороны по склону останца проходят дугообразно два рва, выбросы из которых образуют валы-эскарпы. Во внешнем рву найдены угли, куски глиняной обмазки с отпечатками дерева, кальцинированные кости и обломки лепной и гончарной посуды IX–X вв. К северо-западу от центральной площадки, в сторону Днестра, отходит хребтообразный, постепенно понижающийся отрог, на горизонтальной площадке в конце которого, над обрывом к реке, лежат огромные каменные глыбы. Расположенный посредине между этими глыбами камень, высотой до 2 м, несколько похож на фигуру сидящего человека (рис. 5, 2). Большие камни выступают на поверхности всего останца.

У подножья святилища расположено огромное селище IX–XII вв., на поверхности которого видны распаханные печи-каменки и собраны лепные и гончарные черепки славянской посуды. Бабинское святилище и примыкающее к нему большое селище, вероятно, служили центром гнезда поселений, на территории которого находилось еще девять меньших по площади селищ с материалами культуры типа Луки Райковецкой и одно поселение пражской культуры (рис. 4, III).

 

Такого же типа городище-святилище обнаружено у с. Нагоряны того же района. Оно, как и Бабинское святилище, расположено на холме-останце высокого правого берега Днестра. Центральная площадка городища диаметром 20 м со стороны Днестра ограждена двумя рвами и эскарпами, а с напольной стороны – валом со рвом и эскарпом, который дугообразно окружает городище по склону холма. На городище также есть камни, напоминающие человеческие фигуры. Здесь найдена керамика типа Луки Райковецкой и обломки гончарной посуды XI–XII вв.

Нагорянское городище-святилище являлось частью общинного центра гнезда поселений IX–X вв. Рядом с ним на соседнем мысе расположено большое городище того же времени, а у его подножия открыто селище с материалами типа Луки Райковецкой, полуземляночными жилищами и печами-каменками. Всего к этому гнезду относится шесть селищ.

 

Совершенно особый тип памятников представляет собой святилище у с. Зеленая Липа Хотинского р-на Черновицкой обл. Оно расположено на правом высоком берегу Днестра, в ур. Турецкая Криница, и занимает сравнительно невысокий останец берега, укрытый с трех сторон более высокими холмами, лишь с севера он возвышается над обрывистым берегом Днестра. Холм святилища не имеет искусственных укреплений, в южной части его склоны ровные, возможно подправленные в древности. Северная часть холма испорчена оползнями и обрывами. Подножие возвышенности окружено ручьями и болотами (рис. 6, I). Верхняя площадка холма не совсем правильной овальной формы (ее размеры 42X14 м) слегка понижается в сторону Днестра. В ее южной части выделяется возвышенность до 0,7 м, диаметром около 8 м. Это возвышение частично уничтожено военным окопом, перерезавшим его с запада на восток. Сохранившаяся южная половина была раскопана в 1982 г., насколько это позволяли растущие здесь деревья.

На площадке обнаружены напластования двух периодов. Нижний слой был почти полностью разрушен позднейшим сооружением и сохранился лишь в небольшом углублении в материке. К этому слою относятся обломки лепной и гончарной посуды X в. Верхний слой датируется XI – началом XII в. на основании находок характерной для этого времени керамики (обломки гончарных сосудов с изогнутыми венчиками, покрытых в верхней части линейным и волнистым орнаментом, сделанных из глины с примесью мелкозернистого песка и слюды) [4, с. 22–25]. Верхний слой, мощностью до 70 см, почти целиком состоял из завала обожженной глиняной обмазки (рис. 6, II). Куски обмазки, иногда очень большие и тяжелые, толщиной в 5–7 см, сохранили отпечатки дерева (больших бревен и плетня). Ниже завала глиняной обмазки на древней поверхности прослежены отпечатки горизонтально лежавших бревен от стены стоявшей здесь постройки (рис. 6, III). Отпечатки бревен в виде неглубоких канавок шириной около 10 см, заполненных углем и имеющих обожженные стенки, расположены двумя параллельными рядами на расстоянии 20–30 см друг от друга. Вероятно, постройка имела двойные стены, обмазанные глиной и сложенные из горизонтально положенных бревен и в какой-то мере сделанные с применением плетня.

В плане сооружение имело прямоугольную форму и было ориентировано почти по странам света. Полностью прослеженная южная стена здания имела длину 5,3 м, а западная сохранилась на протяжении 4,2 м. Уничтоженная часть постройки не могла быть очень большой, так как остатки здания не выявляются на противоположной стороне окопа. Почти в центре помещения, ближе к его западной стене, в полу была вырыта большая столбовая яма диаметром 0,6–0,7 и глубиной 1,2 м. На дне ямы лежал углистый слой, стенки ее были сильно обожжены, а в верхней части заполнения сохранились остатки сгоревшего столба, укрепленного в яме с помощью камней. Почти в центре здания, ближе к восточной стене, обнаружено погребение, помещенное в округлую яму диаметром около 2 м и глубиной 40 см от уровня пола. Костяк лежал вытянуто на спине, со сложенными на груди руками и был ориентирован головой на запад. Возле скелета найдены обломки славянской посуды и не совсем правильной формы четырехгранный камень размерами 40X60 см.

По обе стороны сооружения на склонах холма находились круглые в плане ямы с отвесными стенками (глубины и диаметры ям – 60–80 см). В их заполнении прослеживаются многочисленные прослойки угля и глины. По-видимому, в ямах разжигался огонь. У западного края холма в скале был вырублен глубокий колодец (его глубина 14,5 м). В плане он квадратный 2,1X2,1 м, стенки отвесные (рис. 7). Колодец пробивал скалу до слоя песка, который и в древности не был водоносным, он впитывал и дождевые воды. Следовательно, колодец был вырублен не для добывания воды, которой было вполне достаточно в ручьях кругом холма, а имел культовое значение[2].

Находившееся на вершине холма прямоугольное, возможно, почти квадратное здание, деревянные стены которого были обмазаны глиной и внутри которого стоял большой столб (идол?) и совершено захоронение, было, по-видимому, «храмом идольским». Вокруг храма по склону холма горели огни и рядом находился священный колодец. «Храмы идольские» известны по письменным источникам[3] и исследовались на землях западных славян. Так, остатки языческого храма X–XII вв. раскопаны в Гросс Радене на территории ГДР [6, с. 19-27; 7, с. 90-91, рис. 19]. Храм представлял собой прямоугольное здание размерами 12,5X7 м, построенное из вертикально поставленных бревен, обшитых снаружи плахами. На территории Восточной Европы такого типа сооружения до сих пор не были известны.

 

По-видимому, такое же сооружение, как в Зеленой Липе, находилось на святилище у с. Рудники Снятинского р-на Ивано-Франковской обл., в ур. Копана гора. Это святилище расположено в центре гнезда поселений. На трех селищах, находящихся в непосредственной близости от святилища на террасах правого берега р. Рыбница (приток Прута), обнаружены полуземляночные жилища с печами-каменками и лепная и гончарная керамика X–XI вв. Четвертое селище того же времени занято современным селом. Большое селище XII–XIII вв. находится в 3 км к югу от городища.

Рудниковское городище представляет собой сложный памятник, использовавшийся в разные периоды; здесь найдены материалы раннежелезного века и X–XII вв. Восстановить планировку городища в разное время его существования будет возможно лишь после стационарных раскопок, сейчас выяснены только некоторые ее детали.

Городище занимает часть длинного отрога коренного берега р. Рыбница (рис. 8). Отрог вытянут с востока на запад, его южный склон крутой, северный переходит в ровное плато и испорчен оползнями. Городище отделено от коренного берега валом, который продолжается по южному склону холма. Валы, спускающиеся по склону, характерны для городищ раннежелезного времени. С внутренней стороны вала проходит ров, опоясывающий и западный склон городища. Часть рва была засыпана в древнерусское время, что подтверждает сооружение вала и рва в древнейший период. Площадка городища, вероятно, тоже еще в раннее время была перерезана несколькими дополнительными рвами, благодаря чему на ней образовалось несколько конусообразных возвышений (рис. 9, I). На плоской вершине самого высокого из них находится площадка размерами 6X10 м. В шурфе на этой площадке обнаружены остатки здания такой же конструкции, как на святилище в Зеленой Липе. Это слой толщиной 40–50 см, состоящий из кусков глиняной обмазки с сохранившимися отпечатками бревен, ниже которого залегает углистый слой с находками керамики XI в. К сожалению, растущие на площадке деревья не дают возможности полностью вскрыть остатки стоявшего здесь здания.

Подножие возвышения, на котором стояло здание, окружено рвом. На его плоском дне обнаружено три слоя каменной вымостки (рис. 9, II) , Нижняя вымостка, шириной 1,7 м, находящаяся на глубине 1 м от современной поверхности, сложена из небольших плоских камней, поверхность которых сильно обожжена. На камнях лежали угли, кости животных, иногда кальцинированные, и обломки посуды X–XI вв. Вымостка была перекрыта слоем земли, вероятно наплывшей со стенок рва, и сверху была сооружена вторая каменная площадка такого же характера. Найденные здесь обломки посуды датируются XI в. Затем ров был частично присыпан чистой глиной, и на ней выложена третья вымостка из: камней, несколько меньшей ширины (около 1 м), на которой также сохранились следы сильного огня. Керамика, найденная на верхней вымостке, относится к XII в.

На западном склоне городища, на месте засыпанного рва раннежелезного времени, образовалась горизонтальная площадка, на которой сохранился культурный слой толщиной 20–30 см, насыщенный углем, остатками дерева, кусками глиняной обмазки и обломками посуды XI в. Судя по находкам и планировке этого места, на площадке был построен длинный наземный дом. Длина этого дома около 70 м, ширина 3,6 м.

По имеющимся данным, святилище в Рудниках функционировало с X по XII в. На самой высокой точке холма было сооружено деревянное здание со стенами, обмазанными глиной. Здание было окружено рвом, в котором на каменных вымостках многократно разжигался огонь. На западном склоне холма находился большой общественный дом. Длинные дома такого же характера раскопаны на многих городищах – общинных центрах [3, с. 21–129]. Они предназначались для празднеств, ритуальных пиров и других общественных нужд. По сведениям Гельмольда, на территории святилищ кроме совершаемых там жертвоприношений и пиршеств ( каждый второй день недели собирался народ с князем и жрецом на суд» [8, с. 185].

 

Длинные дома открыты и на Ржавинском святилище (у с. Ржавинцы Заставненского р-на Черновицкой обл.). Это святилище совмещает в себе почти все наиболее характерные черты памятников такого рода [3, с. 84–90]. Небольшая округлая площадка святилища слегка повышается в центре, окружена двумя концентрическими рвами и валами, где на специально устроенных площадках горели огни (рис. 10, I, II). На святилище найден высокий четырехгранный столб, возможно стоявший первоначально в центре площадки. На склоне городища находится родник чистой воды, стенки которого обложены каменными плитами. Святилище окружено селищами культуры типа Луки Райковецкой и входит в состав большого гнезда поселений (рис. 10, III). Остатки длинных домов на святилище были открыты в 1982 г. на пространстве между валами. Здесь выявлены ровные горизонтальные площадки, идущие вдоль внешнего вала. На их месте выявлен культурный слой с углем, следами дерева и керамикой IX–X вв.

 

В Поднестровье известно еще одно городище-святилище, расположенное у с. Хребтиев Новоушицкого р-на Хмельницкой обл. Оно находится на высоком каменистом мысе, и его площадка с напольной стороны ограждена двумя невысокими валами [9, с. 176–177]. В центре площадки городища еще в конце прошлого века стояла «каменная баба» [10, с. 294; 11, с. 300]. Возле городища собраны обломки посуды VIII–IX вв.

 

Конструкция описанных святилищ в общих чертах соответствует сведениям о памятниках такого рода на других восточнославянских землях. Их основной частью являются небольшие, круглые в плане площадки, иногда с возвышением в середине, окруженные ровиком, в котором разжигались огни. Это были капища – место, где стоял деревянный или каменный идол[4]. Но буковинские святилища имеют еще ряд важных особенностей, которые пока не выявлены на других территориях.

Святилища в Среднем Поднестровье и Попрутье, в противоположность болотным городищам Смоленщины, находятся на высоких холмах, господствующих над окружающей местностью. Конфигурация расположения на них валов и рвов различна. Валы и рвы бывают концентрическими, как в Ржавинцах, или дугообразно окружают центральную площадку с напольной стороны, как в Кулешовке, иногда располагаясь по склону, как в Бабине. Выясняется конструкция валов и рвов, отличающаяся от устройства оборонительной системы на других синхронных городищах. Валы святилищ, как правило имеют плоскую вершину или ступеньку на склоне, где горели огни. Их рвы неглубокие, с плоским дном, на котором также многократно разжигались костры, помещенные часто на специально устроенных каменных вымостках. Здесь находились, вероятно, «горящие жертвенники», как их называет Б.А. Рыбаков [12, с. 279]. В костры бросали мясо жертвенных животных и ритуально разбитые сосуды. Культовое значение имели колодцы, источники воды и каменные глыбы, находящиеся на святилищах.

На пространствах между валами выделяются горизонтальные площадки, где стояли длинные дома, выполнявшие сложные общественные функции по типу контин, известных на землях западных славян. Такие дома открыты в Ржавинцах и в Рудниках, возможно, они имелись и в Кулешовке на площадках между третьим, четвертым и пятым валами. Вероятно, валы и рвы с горевшими здесь кострами и находящиеся в промежутках между ними общественные длинные дома можно рассматривать как требища[5] – «места потребления жертв и ритуального пира» [12. с. 292].

 

До сих пор не были известны у восточных славян деревянные языческие храмы – «храмы идольские». Прямоугольный деревянный храм со стоявшим внутри него идолом, раскопанный около с. Зеленая Липа, функционировал до середины XII в. и был уничтожен пожаром. Он существовал в то время, когда на Руси уже было распространено христианство. Вероятно, недаром этот храм был построен в уединенном месте, среди холмов и лесов. Около него нет синхронных поселений, и располагался он как бы в пограничье между густо заселенными гнездами поселений. Можно предположить, что у славян, живших на окраине древней Руси, обычай сооружать деревянные языческие храмы сложился под влиянием христианских деревянных церквей. Одна из таких церквей, раскопанная на селище Мартыновка около с. Окно Черновицкой обл., по конструкции очень близка языческим храмам [4, с. 138–140, рис.79].

 

Открытые на Буковине святилища так же, как и на Смоленщине, возникли не раньше VIII–IX вв. Для их устройства требовалась значительная затрата труда сравнительно больших коллективов людей, и их сооружение, вероятно, еще было не под силу мелким патриархальным общинам VI–VII вв. Все святилища, за исключением храма в Зеленой Липе, были окружены синхронными им селищами и являлись культовыми центрами больших гнезд поселений. Функционировали святилища довольно длительное время, на некоторых из них видны позднейшие перестройки. Прекратили они свое существование в XI – середине XII в., уже после христианизации. В это время структура заселения территории стала совсем другой, гнезда поселений распались, их городища – общинные центры были уничтожены и уступили свое место новым феодальным центрам.

______________________________________________________________

ЛИТЕРАТУРА

 

  1. Седов В. В. Восточные славяне в VI–XIII вв. М.: Наука, 1982.
  2. Седов В. В. Языческие святилища смоленских кривичей.– КСИА, 1962, выи. 87.
  3. Тимощук Б. О. Слов’яни Північної Буковини V–IX ст. Київ: Наук, думка, 1976.
  4. Тимощук Б. О. Давньоруська Буковина. Київ: Наук, думка, 1982.
  5. Память и похвала Владимиру и его житие.– Зап. Академии наук по историко-филологическому отделению, 1897, т. I.
  6. Herrmann J. Zu den kulturgeschichtlichen Wurzeln und zur historischen Rolle nordwestslawischer Tempel des friihen Mittelalters. – Slovenska archeologia, 1978, N° 1.
  7. Герман И. История и культура северо-западных славян.– В кн.: Наука и человечество. М.: Знание, 1980.
  8. Гелъмольд. Славянская хроника /Пер. Л.В. Разумовского. М.: Изд-во АН СССР, 1963.
  9. Брайчевський М.Ю. Археологічна розвідка в Новоушицькому районі Хмельницької області. – АП, 1955, т. V.
  10. Сецинский Е. Археологическая карта Подольской губернии.– Тр. XI АС, 1901, т. I.
  11. Гулъдмак В.К. Памятники старины в Подолии. Каменец-Подольский, 1901.
  12. Рыбаков Б. А. Язычество древних славян. М.: Наука, 1981.
  13. Нидерле Л. Славянские древности. М.: Изд-во иностр. лит., 1956.
  14. Динцес Л.А. Дохристианские храмы Руси в свете памятников народного искусства.– СЭ, 1947, № 2.
  15. Фаминцын А.С. Божества древних славян. СПб., 1884.

______________________________________________________

  1. A. Timoshchuk, I. P. Rusanova

SLAVONIC SANCTUARIES IN THE MIDDLE DNIESTER AND THE PRUT BASIN

Summary

Lately discovered fortified settlements-sanctuaries of the 9th-12th centuries are usually situated on high hills. Their central grounds, nearly oval and not big (from 7 to 20 m in diameter), often with a small central eminence, are surrounded with shallow moats, in which fires were built on stone foundations. The ramparts were either concentric (Rzhavintsy), or arch-like (Kuleshovka, Babin, Nagoryany) and had flat tops or flat grounds on the slope where fires were also built. Animal bones and broken vessels were found on these places. Wells, springs and large stones also had religious meaning. Remnants of long communal houses were discovered in Rzhavintsy and Rudniki.

The sanctuary at the Zelenaya Lipa village yielded traces of a rectangular temple. Its walls were made of horizontally placed clay-plastered logs. Inside there was a wooden idol and a burial.

The sanctuaries were the religious centres of big groups of settlements typical of the communal system then prevalent among the Slavs.

 

Источник: Тимощук Б.А., Русанова И.П. Славянские святилища на Среднем Днестре и в бассейне Прута // Советская археология. – Москва: «Наука», 1983. № 4. – С. 161-173.

 

 

__________________________________________________________

[1] Рядом с городищем в лесу находится камень, который местные жители называют «божьи ноги». Два неправильной формы углубления на этом камне отдаленно напоминают отпечатки ступней человека.

[2] Колодец таких же размеров был вырублен в скале на городище у с. Урич Сколевского р-на Львовской обл. Здесь в IX–X вв., до сооружения крепости, вероятно, находилось святилище, с которым связываются солярные знаки, выбитые на скалах. Второй колодец, несколько меньших размеров, расположен в окрестностях этого городища среди скал в ур. Острый камень. Рядом с колодцем до сих пор стоит каменный идол. Выражаем благодарность М.Ф. Рожко за предоставленную нам возможность ознакомиться с этими памятниками и материалами раскопок.

[3] В Житии св. Владимира говорится: «Храмы идольские и требища всюду раскопа и посече и идолы сокруши» [5, с. 4, 5].

[4] «Капъ» – славянское название статуи бога. Слово «идол» неславянского происхождения [13, с. 288; 12, с. 292].

[5] По Л.А. Динцесу, требища – это «вся огражденная площадь, на которой совершались моления и которая включала священную рощу, идолов, жертвенник и другие культовые сооружения» [14, с. 69]. Здесь приносились жертвы («требы») богам, «и кланяются им, и требы им кладут» [15, с. 36].

Залиште свій коментар