Хотинское восстание: воспоминания Адажия Н.Л.

Автор: admin

Накануне очередного юбилея Хотинского восстания мыP8316499-1 расскажем еще об одном из активных его участников и руководителей – об Адажии Никифоре Леонтьевиче.

Никифор Леонтьевич Адажий родился в 1883 году в селе Ставчаны, которое ныне входит в состав Хотинского района Черновицкой области, в семье  крестьянина-бедняка.

Солдат российской армии, участник 1-й мировой войны Никифор Леонтьевич Адажий был послан в Петроград от имени своего полка приветствовать Великую Октябрьскую социалистическую революцию. После оккупации румынскими войсками Бессарабии (1918 год) Никифор Леонтьевич возвращается в родное село и участвует в борьбе против захватчиков. Он становится председателем Ставчанского революционного комитета, а непосредственно во время второй фазы восстания командовал ставчанским повстанческим отрядом и был одним из руководителей восстания.

После подавления восстания Адажий уходит за Днестр, где во главе отряда, состоявшего из повстанцев, участвует в борьбе против петлюровцев, за установление Советской власти в Каменец-Подольске. После Гражданской войны работал в органах Советов народных депутатов и в государственных органах.

Умер Никифор Леонтьевич 25 января 1961 года в г. Кишиневе.

Далее представляем Вашему вниманию личные воспоминания Адажия Н.Л. о событиях восстания и событиях, которые происходили уже после восстания. Воспоминания  записаны в 1955 — 1956 годах[1].

**************************************

… В марте 1918 г. австрийцы оккупировали Северную Бессара­бию. Начались аресты, избиения народа. Возвратились помещики, ко­Адажий Н.Лторые с помощью немцев начали забирать у населения скот и тре­бовали, чтобы восстановили экономии… Молодые люди разошлись в разные стороны, но добиться ничего не могли. Когда началась рево­люция в Германии, молодежь вернулась домой, начала приобретать оружие, оставленное уходящими австрийскими частями, хотя населе­ние имело оружие, которое было приобретено во время распада цар­ской армии.

В  Северной Бессарабии снова  было безвластие.    На  Украине хозяйничали петлюровцы. К нам в г. Хотин приехали петлюровские представители, которые предложили, чтобы Северная Бессарабия присоединилась к Украине. Однако земское собрание (орган, состоявший из крупных землевладельцев – прим. адм. сайта) отклонило предложение петлюровцев.

В ноябре 1918 г. румынские бояре начали оккупировать Северную Бессарабию. В каждом селе румыны сгоняли мужчин в определен­ные места, где их держали под стражей, а сами с подводами ходили по дворам и забирали хорошую одежду и продукты питания. Этой операцией руководили, кроме румынских офицеров, три помещика с. Мошаны (вблизи Липкан). Они в 1922 г. получили по заслугам. Народ подвергался невиданным страданиям. Начали созываться групповые подпольные совещания.

В последних числах ноября 1918 г. на обширном совещании в с. Дарабаны, на котором присутствовали из г. Хотина товарищи Латий, Кандыба, Токан и Дидык, из с. Рукшин — Шестобуз и Довганюк, из с. Атаки — Дунгер, из с. Каплевка — Дралюк, из с. Кельменцы — Раренко, Воробьевский и Крючков, из с. Долиняны — Диков, из с. Дарабаны — Просвирин, из с. Ставчаны — Адажий, было решено разойтись по селам и подготовить население к восстанию, что и было сделано. На следующем совещании была избрана Бессарабская Директория, куда вошли Дунгер, Латий, Токан. Шестобузу было пору­чено организовать Рукшинский отряд. Мне было поручено организо­вать Ставчанский отряд. Раренко, Воробьевскому и Крючкову — про­водить работу среди железнодорожников станций Ларга и Окница. Просвирину, Дидыку и Кандыбе поручили переправиться  на   левый берег Днестра, установить связь с петлюровскими солдатами и с млад­шим комсоставом с тем, чтобы они нам помогли оружием и живой силой. Довганюку, Дикову и Дралюку — отправиться в те села, где были жандармские посты, организовать отряды, которые должны бу­дут напасть на посты после начала восстания.

Когда эта работа была проделана, в первых числах января 1919 г. в Дарабанах было созвано третье совещание, на котором было при­нято решение начать восстание.

В ночь на 21 января 1919 г. было решено, чтобы Рукшинский и Ставчанский отряды сошлись в Каменном Яру, с северной стороны г. Хотина, напали на мосты, которые были на р. Днестр, напротив м. Жванец, с тем, чтобы сделать возможным переправу оружия. Просвирину поручено было перейти через Днестр в м. Жванец и дать два артиллерийских залпа из батареи, которая стояла на левом берегу Днестра. Это должно было явиться сигналом к восстанию. В ночь на 21 января сошлись в Каменном Яру. Там была и наша Директория. Несмотря на конспирацию, румыны знали о подготовке к восстанию, ибо, когда мы собрались в Каменном Яру, на нас напал румынский эскадрон кавалерии. Наши отряды спустились в с. Пригородок и по­шли по направлению к мостам. Когда мы подошли к мостам, румыны открыли огонь. Из м. Жванец раздались два артиллерийских залпа. Начался рукопашный бой. С нашей стороны потерь было мало. Был убит один человек: Кваснюк из с. Ставчаны. Мы повели наступление на село Атаки… (село Хотинского района – прим. адм. сайта).  Эскадрон кавалерии повел наступление на г. Хотин. К утру город был занят повстанцами… Мы забрали все боеприпасы, ко­торые находились в Жванце, селах Брага и Городок. Забрали орудия, которые, однако, были без панорам. Утром петлюровская власть хо­тела воспрепятствовать переправам через Днестр, чтобы прекратить переправу оружия на правый берег, но ничего не смогла сделать, ибо солдаты (рядовые петлюровцы – прим. адм. сайту) были на нашей стороне, и население нам помогало.

25 января Северная Бессарабия была очищена от бояр. В тот же день, 25 января, к нам в город прибыли парламентеры из Чернов­цов. Что они говорили, я не знаю, потому что я был на фронте. 26 января румыны перешли в наступление по всему фронту, во вре­мя которого жгли дома, не оставляя живой души.

У нас вышли боеприпасы, а достать негде было. Всюду видны бы­ли клубы дыма, [слышались] рев скота, лай собак, плач матерей, ры­дания детей. Отцы были на фронте, а матери с детьми, кто на по­возке, кто пешком, направились к Днестру. Те, кому пришлось перехо­дить Днестр в районе Хотина через мосты, переправились без жертв, а те, кому пришлось переходить Днестр ниже, сильно пострадали. Кто попал в лодку, кто [пошел] по льду, а некоторые попали под лед. Одни стоны и рыдания. Днестровские воды смыли пролитую кровь и понесли тру­пы в Черное море. Народ Левобережья принял наших детей в объятия. Детей сажали на печку рядом со своими, скот ставили в са­рай рядом со своим.

Скоро начались преследования и аресты со сто­роны петлюровских властей. Директория отказалась от нас. Дунгер перебрался в Польшу, Латий сдался Петлюре (петлюровцам – прим. адм. сайту), но, несмотря на наши страдания, мы начали собираться и на одном из совещаний решили организовать в конце февраля 1919 г. в Жванце Хотинский ревком, куда вошли Волошенко (Иринин), Шестобуз, Дралюк, Воробьевский и Адажий. Ревком решил послать два человека в Киев, в Украин­ское революционное правительство. Ревком решил послать меня и од­ного из членов ревкома — Ивасюка (Житарюка). Я оставил жену и троих детей у чужих людей. Без копейки в кармане нелегально шли мы 500 километров. Добрался до Киева, зашел в губисполком к тт. Ко­сиору и Хейфецу, с которыми имел беседу в течение двух часов…

…Я вместе с Ивасюком отправился, перебрались через фронт и до­брались до Каменец-Подольского. Там я не нашел никого из своих. Я случайно встретил некоего Фельдмана, который мне рассказал, что петлюровская Директория узнала, что я поехал к большевикам, и при­няла репрессивные меры по отношению к бессарабским партизанам. Многих посадили в тюрьмы, многие перешли в Галицию, а другие согласились вступить в петлюровское войско.

Организовали в Дунаевцах Бессарабский полк. Полком командовал наш партизан Барбуца. Однако, получив оружие, [партизаны] восста­ли против петлюровской Синей дивизии. Но восстание было подав­лено петлюровцами, а Барбуцу расстреляли.

Фельдман мне также сказал, что в Каменце [находится] Дидык, который живет нелегально. Нам удалось найти Дидыка, который мне сказал, что у него есть знакомые петлюровские солдаты, работающие в оружейной мастерской на польских фольварках. Там же помещался штаб 4-го конно-артиллерийского полка. Дидык мне сообщил, что отдельные солдаты настроены против Петлюры. А в артиллерийском полку есть некий Капустин Яков из с. Широуцы. Капустин ушел из Бессарабии на Украину еще во время оккупации Бессарабии австрий­цами, а сейчас работает в артиллерийском полку в должности бун­чужного. Мне удалось поговорить с бунчужным Капустиным. Решили организовать восстание. День восстания был приурочен ко 2 апреля 1919 г.

В назначенный день я, Ивасюк, Дидык, Фельдман из Хотина при­шли во двор оружейной мастерской и штаба артполка. Оружейники проверяли пулеметы. Был открыт пулеметный огонь по площади, где обучались петлюровские солдаты. Я со своими товарищами и оружейниками набросился на штаб. Провода были обрезаны. Штаб был нами взят.  Капустин открыл  артиллерийский  огонь по  Должецкому  лесу, где проходила дорога в Галицию. Я бросился с оружейниками в тюрь­му. Мы освободили заключенных. Петлюровские солдаты бросили ору­жие, разбежались кто куда. Я отправился в старый город на Губерн­скую площадь, где находилась петлюровская Директория, но там никого не оказалось.

Я поручил Капустину организовать в Каменец-Подольском карауль­ный батальон. Просвирина я назначил командиром артиллерии. Няге поручил организовать конный отряд. Андреева назначил председате­лем ревкома. Ночь провели в страхе. Наутро появилось большое пополнение. Стал появляться народ. Я с Адамовичем поехал встречать Красную Армию. В м. Дунаевцы встретил 14 кавалеристов Красной Армии. Затем возвратились в Каменец-Подольский и начали органи­зовывать Советскую власть. Был организован Каменец-Подольский ревком, а также Хотинский ревком во главе с Волошенко. Был организован также Хотинский караульный батальон. Я был командиром этого батальона, а также начальником гарнизона и командовал этим участком фронта…


[1] Черновицкий краеведческий музей, фонды, инвентарный № 12345-II1-5739, лл. 145— 150. Перепечатка из книги «Хотинское восстание», Кишинів, «Штиинца», 1976

Залиште свій коментар