Через водные преграды

Автор: admin

Приближается очередная годовщина освобождения Сокирянщины от румынско-немецких захватчиков. Наш сайт неоднократно публиковал статьи о грозных событиях марта 1944 года, в том числе статьи, содержащие воспоминания участников боев. Продолжая эту традицию мы публикуем еще один такой исторический материал – воспоминания  бывшего командира батальона 127-го гвардейского стрелкового полка 42-й гвардейской стрелковой дивизии Л.И. Дряпы.

&&&&&

Преодолевая упорное сопротивление противника, части 42-й гвардейской стрелковой дивизии приблизились к Днестру. Воины первого батальона 127-го гвардейского стрелкового полка находились в авангарде. Несмотря на непролазную грязь, гвардейцы упорно шли вперед, а потом случилась заминка: при выходе из небольшой рощи попали под шквальный огонь врага. Но не растерялись, быстро развернулись в боевую цепь. Вражеские солдаты стали поспешно отходить, бросая оружие и боеприпасы.

Герой Советсткого Союза, участник Гражданской и Великой Отечественной войн Константин Георгиевич Середа. С картины М. Джарты

В это время на рыжем скакуне примчался командир 127-го гвардейского стрелкового полка Герой Советского Союза подполковник К. Середа. Он приказал повернуть на юго-запад и очистить от противника село Козлов, у самого берега Днестра, с ходу форсировать реку.

Уже вечерело, когда мы подошли к ней. С начальником штаба батальона старшим лейтенантом Заргаровым стали решать, как быть с переправочными средствами. Под рукой ничего не было.

К нам подошел инженер полка капитан Р. Букатенич, энергичный молодой офицер. Сообщил, что в за­пасе  есть  надувная  резиновая  лодка.  Это уже  меняло дело.

Я вызвал командира взвода разведки старшего сер­жанта Т. Кабалика и приказал под прикрытием темно­ты пробраться  на правый берег Днестра, разведать позиции врага.

Потом продолжил разговор с Заргаровым и Кабаликом. Остановились на том, что будем искать доски, бревна и делать из них лодки, плоты.

Темные, слегка подернутые мелкой рябью воды Днестра тихо плескались о прибрежные камни. Ни огонька, ракеты только иногда с шипением рассекали темень и медленно опускались на землю.

На левом берегу Днестра перед форсированием

В это время пять разведчиков во главе с Кабаликом отчалили на лодке от берега и скрылись в непрогляд­ной ночи. Когда прошли половину реки, очередная раке­та, пушенная врагом, очертила высоко в небе полукруг. Фашисты   обнаружили   смельчаков   и   открыли   огонь.

Впереди по курсу уже смутно проступили очертания противоположного берега, Кабалик крикнул: «Вперед!» Высадившись, смельчаки нашли подходящее место для обороны и завязали бой. Следующим рейсом на лодке прибыло подкрепление. На воду спускались самодель­ные плотики, на которых закреплялись пулеметы.

Тем временем командир второй роты лейтенант Ос­тровский доложил, что при помощи саперов полка на­веден паром. Вскоре его подчиненные вместе с развед­чиками Кабалика начали расширять захваченный плац­дарм, продвигаясь к селу Волошково.

А командир отделения связи нашего полка младший сержант Эдуарда Гольдминц оперативно проложила те­лефонную связь через Днестр.

Эдуарда только что прибыла из госпиталя, где ле­чилась после контузии.

Интересна судьба этой девушки. Родилась она в поль­ском городе Лодзь в семье инженера-текстильщика. Отец занимался  революционной деятельностью.  Умер он еще до войны    —   тюрьмы   подорвали  здоровье.  Для   Эдуарды наша страна стала второй Родиной. В 1941 году она доб­ровольно ушла на фронт. Вместе с однополчанами до­шла до Мишкольца (Венгрия), во главе отделения обес­печивала связь между подразделениями.

За мужество и героизм, проявленное при освобож­дении молдавской земли от немецко-фашистских захватчиков, гвардии младший сержант Э. Гольдминц бы­ла награждена медалью «3а отвагу»…

Форсировали Днестр и второй и третий батальоны полка под командованием Г. Резинкина и Г. Бакланова.

На правом фланге наступал 136-й гвардейский стрел­ковый полк. Его воины вышли на северную окраину Сокирян.

Обстановка складывалась благоприятно. Гитлеров­цы, явно захваченные врасплох, не проявляли активных действий. Но сколько это могло продолжаться? Час? Два? Нужно было развить и укрепить успех. Решительным ударом опередить врага. Мы готовились к наступлению. А в такое время дел всегда невпроворот. Закончив самые неотложные, я решил заглянуть в штаб батальона, который расположился за селом Волошково. Как только приблизился к домику, мне доложили, что по телефону вызывает командир полка.

Перед боем подполковник Середа редко беспокоил комбатов, он хорошо знал, сколько у них хлопот. Но на этот раз изменил своему правилу. И на то были свои основания, нужно было предупредить:

— Учти, когда будешь наступать в сторону Окницы, то противник может предпринять танковую контратаку. Выделяю две противотанковые пушки, держи их на левом фланге.

К рассвету возвратились разведчики. Стало ясно, что у фашистов перед Сокирянами и Окницей разветвленная система обороны. Пока ведут они себя довольно беспечно: видимо полагают, что мы в ближайшие часы не сможем выступить. Что ж, есть шанс использовать элемент внезапности.

Короток солдатский сон. Кажется только прильнул к вещмешку, а уже на полнеба поднимается заря, щедро одаривая все вокруг оранжевыми красками. Подразделения во главе с командирами начали выдвигаться на исходные позиции.

После пятнадцатиминутной артиллерийской подготовки утреннее небо прочертила ракета, а по телефону поступил условный сигнал для атаки, и стрелки стеной пошли на врага. Их увлекал за собой комсомольский вожак первого батальона В. Овчинников.

Под непрерывным вражеским артиллерийским огнем пробивались наши воины к Сокирянам и Окнице. Под­нимались в яростные атаки, схватывались врукопашную. И противник дрогнул, стал отступать за железную до­рогу.

Вскоре пришло сообщение, что подразделения перво­го батальона 127-го гвардейского стрелкового полка вор­вались в Сокиряны. Одновременно с севера к поселку подошли воины  136-го гвардейского полка.

Чтобы не дать фашистам опомниться, выбить их из железнодорожного узла Окница, командование дивизии ввело в бок 132-й гвардейский стрелковый полк под ко­мандованием подполковника П.И. Шурухина (впослед­ствии дважды Герой Советского Союза).

Наши батальоны двигались к северной окраине. Вра­жеский огонь усиливался и нарастал. Трещали ав­томатные и пулеметные очереди, в боевых порядках на­ступающих цепей рвались вражеские снаряды. Не зная наших возможностей, противник заметно нервничал.

Когда завязался бой у массивного кирпичного зда­ния депо, был тяжело ранен заместитель командира ба­тальона по политчасти капитан Диминюк, коммунист ста­рой закалки. Из славной плеяды комиссаров граждан­ской войны. «Комиссара убили»,— пронеслось по цепи. Но, к счастью, рана оказалась несмертельной, врачи су­мели возвратить его в строй.

Фашисты, изо всех сил стараясь отстоять свой опор­ный пункт, трижды отбивали наши атаки. Тогда под­полковник  К. Середа приказал  командиру третьего батальона капитану Г. Бакланову зайти к ним с тыла. Этот маневр  решил  исход боя.  Чтобы избежать окру­жения, гитлеровцу начали отступать.

Теперь предстояло закрепиться на достигнутом ру­беже, подтянуть тылы, пополниться боеприпасами и быть готовыми вести новые бои.

Наш батальон занял оборону на стыке между Окни­цей и Сокирянами. Почти всю ночь вгрызались в зем­лю. А саперы под руководством полкового инженера ка­питана Р. Букатевича и командира саперного взвода старшего лейтенанта Московко рыли лунки, ставили противотанковые и противопехотные мины. Особенно отли­чились старшина Морозов и рядовые Гладышев, Егоров, Молчанов, Приходько и Терещенко.

На правом фланге располагался 136-й гвардейский стрелковый полк майора Л. Уставчикова.

Вдали, в холодной мгле, периодически мерцали вра­жеские ракеты и для острастки перекликались автома­ты противника.

Разведка донесла, что фашисты готовятся к танко­вой атаке. Об этом варианте еще раньше упоминал ко­мандир полка подполковник К. Середа. Бойцы готови­лись к нелегкому поединку. На бруствер окопов выкла­дывали противотанковые гранаты, бутылки с горючей смесью. Они знали, что рассчитывать в этом бою в ос­новном придется на свои силы. Артиллерия дивизии зас­тряла в непролазной грязи и сильно отстала от полков.

По такой грязи наступала 46-я армия

Не успела рассеяться утренняя мгла, как вдали взре­вели моторы и вражеская бронированная лавина двинулась на наши позиции. Прикрываясь броней более двад­цати танков и бронетранспортеров, шли автоматчики.

Один «тигр» при поддержке двух средних танков на­правился в сторону роты лейтенанта Островского, види­мо, предполагал прорваться сквозь наши ряды в этом направлении.

«Огонь!» — дал команду командир огневого взвода лейтенант П. Буйнов. Резкий хлопок противотанковых пушек — и одни из средних танков остановился, завер­телся с перебитой гусеницей. Еще два залпа, но танки шли вперед как ни в чем не бывало. Вдруг — взрыв: один из них наскочил на противотанковую мину.

Развивая скорость, шел прямо на пулеметный рас­чет Старикова и Головина «тигр». Гвардейцы успели уб­рать в ячейку ручной пулемет, присели. Танк перемах­нул через окопчик, вслед ему полетела противотанковая граната, но почти безуспешно. Танк дошел до возвышенности, где занял круговую оборону штаб полка.

В окопе с телефонной трубкой в руке сидел и ко­мандир полка подполковник К. Середа, а возле него ле­жали бутылки с быстро воспламеняющейся жидкостью. Тяжелый танк только успел перемахнуть через окоп, как Середа одну за другой бросил две бутылки в моторную часть «тигра». Мгновение — и по броне танка поползли языки ярко-красного пламени. Танк остановился, от­крылся люк, из него в черных комбинезонах выскочили танкисты, которые были перебиты автоматчиками.

На участках обороны капитанов Г. Резинкина и Г. Бакланова танковая атака гитлеровцев также была от­бита. Подоспевшие полковые батареи старшего лейте­нанта Папуши и капитана Хадзицкого в жарком бою уничтожили еще три танка.

Трижды фашисты пытались прорвать нашу оборону, но ничего не добились. Так закончились бои за Окницу.

Ночью 23 марта 1944 года сюда подошла 163-я стрелко­вая дивизия и приняла от нас занимаемый рубеж. 127-й гвардейский стрелковый полк в составе 42-й гвардейской стрелковой дивизии двинулся в сторону Государствен­ной границы на Пруте. Обстановка часто менялась.

Первый батальон наступал в авангарде полка. Веще­вые мешки бойцов были забиты боеприпасами, патро­нами и противотанковыми гранатами.

До  Липкан  шли  по  полям,  перелескам,  сметая  на своем пути вражеские заслоны.

Поселок был до основания разрушен. А когда его ми­новали, впереди блеснула серебристая лента реки Прут. Государственная граница!

Запомнился волнующий момент. Сержант Кабалик бережно поднял столб с гербом страны, вставил в лун­ку, утоптал взрыхленную вокруг землю и застыл по стой­ке «смирно» у пограничного знака.

Когда опустилась ночь, от нашего берега бесшумно отделилась рыбацкая лодка, в которой сидели развед­чики А. Алексеев и Г. Базаров с  ручным пулеметом.

На плеск воды злобно откликнулся вражеский пуле­мет,  и тут  же с  обеих  сторон  вспыхнула  перестрелка.

Через некоторое время разведчики высадились на вражеском берегу.

Жители села Перерыта, как и обещали, привели по воде несколько рыбацких лодок, и стрелковая рота лей­тенанта Островского быстро переправилась на правый бе­рег, а к рассвету 25 марта 1944 года весь батальон, фор­сировав стремительную пограничную речку, закрепился на маленьком плацдарме.

Наши разведчики как всегда шли впереди. Они сообщили, что навстречу нам ускоренным маршем движется вражеская колонна.

Как бы нам помогла сейчас дивизионная артиллерия! Но об этом нечего было и думать. С начальником штаба батальона старшим лейтенантом Загаровым прикинули план предстоящего боя. Он взял с собой двадцать автоматчиков и по оврагу скрытно стал обходить гитлеровскую колонну с тыла. А с фланга по ней застрочили стан­ковые пулеметы. Гитлеровцы пытались перестроиться, оказать сопротивление, но ничего не получилось. Они стали бросать оружие, разбегаться в разные стороны. Видя безвыходность своего положения, некоторые под­нимали руки вверх.

Оказалось, это был вражеский саперный батальон. Так закончился наш первый бой на румынской земле.

От Дарабани мы двинулись вдоль Прута, освобождая от фашистских поработителей большие и малые населенные пункты. Многие мои боевые товарищи отдали свои жизни за свободу и независимость братского румынского народа, и об этом мы часто вспоминали на встречах однополчан – бывших солдат и офицеров 42-й гвардейской стрелковой дивизии, прошедшей славный боевой путь.

 

 

Л.И. Дряпа, подполковник в отставке, бывший командир батальона 127-го гвардейского стрелкового полка 42-й гвардейской стрелковой дивизии

 

«В боях за Молдавию», Кишинев, «Картя Молдовеняскэ», 1988, «Через водные преграды», стр. 41-46.

 

_____________________________________________________________________

 

 

 

Иные статьи сайта «Сокирянщина», посвященные освобождению Сокирянщины в 1944 году:

 

«Впереди граница»

«Генерал-майор Бобров Ф.А.»

«Еще раз о Вере и ее товарищах…»

«Герої звільнення Сокирянщини: снайпер Мельніков О.І.»

«Розвідник Дударєв П.І.»

«Звірства окупантів на Сокирянщині»

«24 — 25 березня — річниця звільнення Сокирянщини»

«Відзначення 72-ої річниці звільнення Сокирянщини»

«Сокирянщина вшанувала пам’ять визволителів»

 

Статьи сайта «Гвіздівці», посвященные освобождению Сокирянщины в 1944 году:

 

«70-я годовщина освобождения села Гвоздовцы»

«Умансько-Ботошанська наступальна операція 1944 року»

«Армия — освободительница»

«25 марта — годовщина освобождения села Гвоздовцы»

«Майор, що вніс корективи у військову науку»

Залиште свій коментар